понятие_пассажир

(Русский) Судебное толкование понятия “пассажир” для споров из международной воздушной перевозки

Sorry, this entry is only available in Russian and Українська. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in this site default language. You may click one of the links to switch the site language to another available language.

26 февраля 2015 Суд справедливости Европейского Союза вынес решение о толковании понятия “пассажир” по Регламенту (ЕС) № 785/2004 и Монреальской конвенции для унификации некоторых правил, касающихся международных воздушных перевозок, участницей которой является и Украина.

Толкование предоставлялось по судебному спору Wucher Helicopter GmbH and Euro-Aviation Versicherungs AG v Fridolin Santer, который рассматривался австрийскими судами.

Дело базировалось на ходатайстве о предварительном решении Суда справедливости, поданного австрийским Верховным Судом в процессе рассмотрения дела между австрийским авиаперевозчиком, его немецкой страховой компанией и экспертом по взрыву лавин. Предметом спора было возмещение вреда, нанесенного эксперту Фридолину Сантер в результате несчастного случая, который произошел во время полета на вертолете австрийского перевозчика. Сантер получил ранения во время удержания двери вертолета открытой, пока он разбрасывал взрывчатку для подрыва лавины. Это было его заданием по трудовому договору с третьей компанией, которая, в свою очередь, заключила договор с авиаперевозчиком на перевозку своих сотрудников.

Иск Сантера о возмещении ущерба был успешным в первой инстанции: австрийский судья признал, что иск о возмещении ущерба был обоснованным, поскольку он был пассажиром, которому был причинен вред на борту воздушного судна. Перевозчик и его страховщики были признаны ответственными согласно австрийскому законодательству за выплату возмещения. Хотя решение о наличии ответственности и необходимости уплаты возмещения было поддержано апелляционным судом, последний считал, что Сантер не был пассажиром в соответствии с Монреальской конвенцией, поскольку целью полета была не его перевозка из одного места в другое, а выполнение работы. На это решение апелляции была подана кассация в Верховный суд Австрии, поскольку апеллянты считали, что законы Австрии не подлежат применению, а Сантер является не пассажиром, а членом экипажа, поэтому он не имеет права на компенсацию.

Исходя из этого Верховный суд Австрии обратился с запросом в Суд справедливости о толковании статьи 3 (g) Регламента 785/2004 относительного того является ли лицо, находящееся на борту вертолета, принадлежащего авиаперевозчику, который осуществлял  перевозку этого лица на договорной основе для выполнения им конкретной работы, пассажиром или членом летного экипажа. Также Верховный суд Австрии просил истолковать является ли понятие “пассажир” по статье 17 (1) Монреальской конвенции эквивалентным понятию “пассажир” по статье 3 (g) вышеупомянутого Регламента.

При ответе на первый вопрос, Суд справедливости указал, что “понятие” пассажир “в значении статьи 3 (g) Регламента 785/2004 включает любое лицо, находящееся в полете с согласия авиаперевозчика или эксплуатанта воздушного судна за исключением дежурных членов летного и кабинного экипажа”. Таким образом, правило заключается в том, что лица, находящиеся на борту воздушного судна, классифицируются как пассажиры, а члены летного или кабинного экипажа таковыми не являются и этот вывод является устойчивым в судебной практике. Поскольку Сантер не выполнял никаких задач, характерных для летного экипажа, Суд справедливости пришел к выводу, что он не может считаться его членом. Более того, Суд справедливости постановил, что тот факт, что эксперт имел задачу открыть дверь вертолета по указанию пилота, не может рассматриваться достаточным для придания ему статуса “члена кабинного экипажа”. Напротив, судом было отмечено, что пилот всегда имеет право давать указания любому, кто находится на борту самолета, включая пассажиров. Таким образом, Суд справедливости пришел к выводу, что такое лицо, как Сантер, должно считаться пассажиром в значении Регламента 785/2004.

Относительно статьи 17 Монреальской конвенции, Суд справедливости отметил, что ее статьи 3 (1) и (2) связывают статус “пассажира” с выдачей ему перевозчиком индивидуального или коллективного документа о перевозке или иного типа документа с похожим содержанием. Однако в статье 3 (5) Монреальской конвенции указано, что отсутствие этих документов не влияет на наличие или срок действия договора перевозки, который подпадает под действие норм конвенции, в том числе по ограничению ответственности. Статья 17 (1), в свою очередь, предполагает, что перевозчик несет ответственность за ущерб в случае смерти или телесных повреждений пассажира, если несчастный случай, повлекший гибель или телесное повреждение, произошли на борту воздушного судна или в ходе любой операции по посадке или высадке.

Поскольку Сантер был работником, перевозился на договорных началах для выполнения своих обычных задач, от места взлета до места, где должен был состояться взрыв лавины, а затем обратно к месту взлета Суд справедливости пришел к выводу, что целью этого полета была перевозка работников до места, где они должны были выполнить свою работу. Таким образом, Суд пришел к выводу, что статью 17 Монреальской конвенции следует толковать так, что лицо, подпадающее под определение “пассажир” в значении статьи 3 (g) Регламента 785/2004, также подпадает под определение “пассажир” в значении статьи 17 как только лицо перевезено на основании “договора перевозки” в значении статьи 3 конвенции.

Предложенное толкование может рассматриваться как образцовое для национальных судов, включая украинский, в части толкования понятия “пассажир” при рассмотрении вопроса возмещения ему вреда при выполнении своих трудовых обязанностей, если он не является членом летного или кабинного экипажа, но находится на борту воздушного судна, совершающего международную воздушную перевозку.